http://www.yamoskva.com/sites/default/files/imagecache/ib_large/images/mxt.jpg

МХТ
1. открытие сезона 2016-2017
2. спектакль Пьяные
3. спектакль Иллюзии
4. спектакль Бунтари
5. спектакль Моцарт и Сальери
6. интервью с Ольгой Яковлевой     НЕ ЖИЗНЬ - ТЕАТР, А ТЕАТР - ЖИЗНЬ
7. интервью с Аллой Сигаловой
8. биография: главный администратор МХТ Иванова Валентина Владимировна
9. интервью с Игорем Золотовицким
10. спектакль "Боюсь стать Колей"
11. Открытие сезона 2017/18
12. спектакль "Светлый путь"

13. спектакль "Северный ветер" https://www.mnenieguru.ru/index.php/spektakli/25-mkht-im-chekhova/79-spektakl-severnyj-veter-mkht-im-chekhova

14. спектакль "Сережа" https://www.mnenieguru.ru/index.php/spektakli/25-mkht-im-chekhova/539-spektakl-serezha-mkht-im-chekhova

15. спектакль "Офелия боится воды" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/25-mkht-im-chekhova/548-spektakl-ofeliya-boitsya-vody-mkht-im-chekhova

16. спектакль "Бал" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/25-mkht-im-chekhova/552-spektakl-khkh-vek-bal-mkht-im-chekhova

17. премьера спектакля "Венецианский купец" https://mnenieguru.ru/index.php/zametki/614-premera-spektaklya-venetsanskij-kupets-mkht-im-chekhova

 


 

 

Средь шумного бала…

В истории человечества не было такого

стремительного и насыщенного событиями времени, как ХХ век.

Двадцатый век - прекрасный и ужасный,  противоречивый и целеустремленный, яркий, многоцветный и черно-белый, оглушительно громкий и немой… Почти тоже самое можно сказать о новом спектакле «Бал» в МХТ им. Чехова. Постановка стала «чисто конкретным» авторским высказыванием, хотя идея – показать в танце историю века - не нова. 

Свое личное через  восхищение, удивление, претензии, любови и ненависти сложили вместе режиссер-постановщик Алла Сигалова и продюсер Константин Эрнст, а затем Алла Сигалова собрала и уложила все эти воспоминания в два часа сценического действия. В спектакле-калейдоскопе картинки сменяются почти с той же скоростью, с какой летит с экрана в зал паровоз братьев Люмьер, вызывая оторопь у зрителей. Таких моментов несколько: стремительные поезда мчатся, разделяя двадцатый век на важные вехи: революция, война, комсомольские стройки, еще одна война, олимпиада, Афганистан и пр.  На полном ходу век переписывал всемирную  историю, менял географию, разбирался с религиями, зарождал новые науки и все это отражал в искусстве. Поскольку все сферы человеческой деятельности  охватить невозможно, известные деятели культуры – Сигалова и Эрнст - предложили театральной публике через литературу, кино, живопись, музыку, телевидение  и, разумеется, театр, вспомнить вместе с ними, что и как это было.

«XX век. Бал» - постановка с размахом. Невиданное доселе количество и качество костюмов (часть – из коллекции историка моды Александра Васильева плюс  оригинальные костюмы художника Марии Даниловой) просто поражает. Пир зрительского восприятия дополняют световые эффекты (художник по свету Оскар Паулиньш). Тонкий прозрачный занавес-экран отделяет сцену от зала. Через него (или на нем) видно, как осыпается вишневый чеховский сад, как кружатся беспорядочные снежинки, отбившись от грозной метели, как струятся потоки июльского дождя, «заливая» сцену…

Безусловно, во-первых (а также, во-вторых, и, в-третьих…), это - красиво. Первое действие увлекает, как сбор красивых пазлов. Белоснежные костюмы аристократии начала века, феерические костюмы эпохи Серебряного века, декольте, мерцающий таинственный блеск, мундштуки, песни Вертинского - все это отменяют бушлаты и кожанки. Надвигается гражданская война, революция, комиссар (Ирина Пегова) из «Оптимистической трагедии» отжигает матросский танец «Яблочко». Герои «Бала» мелькают как кадры немого кино: Маяковский и Лиля Брик, Есенин и танцующая с алым  шарфом Айседора Дункан.

Потом балом начинают править люди в черном – бандиты и/или сотрудники НКВД, и вечер перестает быть томным - жуткое время, а сталинские соколы - снова в белом: физкультурники в почете («…я другой такой станы не знаю…»). Не успеваешь насладиться белоснежным выпускным вальсом, как мальчишкам вручают болотного цвета форму, девчонкам же остается лишь ждать и надеяться: на фоне военной кинохроники - знаменитое стихотворение Симонова «Жди меня».  Столько событий и перемен вместило первое действие, включая салют Победы, что второе действие после антракта сразу показалось  неторопливо затянутым. Другой темпо-ритм.  Романтичные прогулки под дождем, знакомые кадры любимых фильмов, переведенные на пластический язык, поэзия становится необходимой как воздух, песня «Ты у меня одна» звучит целиком, никто никуда не спешит, хотя и во второй половине века полно событий...

Оттепель, полет Гагарина - гордость за Отечество, и стыд – бьют стиляг, гонят хиппи, выжимают из страны Бродского.

Телевидение приходит в каждый дом, и человек с экрана становится ближе родственника для миллионов телезрителей. Грустного Леонида Енгибарова оттеняют веселые «А ну-ка девушки». Самая веселая и драматически законченная сцена - миниспектакль посреди спектакля - конкурс среди девушек – железнодорожниц. Как горят глаза у Жанны Степановны Драник (Ирина Пегова) – гарной дивчины, когда отбросив смущение, она выходит на телевизионную камеру и превращается в разбитную танцорку, уверенно захватив единственного партнера.

Позитивные воспоминания: знаковое выступление знаменитых фигуристов Ирины Родниной и Вячеслава Зайцева на чемпионате Европы под выключенную «недругами» музыку; популярные песни Визбора и Высоцкого, прощание с олимпийским мишкой…

Но на исходе века наивный позитив растворяется в агрессивном негативе: тяжелый рок, хлынувшие мутным потоком разнообразные «свободы»,  фарцовщики и проститутки, солдаты-афганцы, повсеместно нелегальные рынки, малиновые пиджаки, разборки…

Рушатся выстраданные, вколоченные с боями устои и уставы. В погоне за «золотым тельцом» позабыты Вера, Надежда, Любовь. 

Финал приводит в ступор: на экране  - Борис Ельцин с новогодним прощанием. Президент уходит накануне двадцать первого века, оставляя  страну Владимиру Путину, и последующее за ним новогоднее поздравление Путина – апофеоз спектакля. Народ, как водится, безмолвствует.

По словам автора идеи Аллы Сигаловой, спектакль стоило делать хотя бы для того, чтобы «молодые актеры, которые участвуют в постановке, многое узнали». Так что, пятидесяти актерам, занятым в спектакле, крупно повезло. А вечер воспоминаний получится у каждого свой. Людям, выросшим в прошлом веке, будет, что вспомнить, новым поколениям – что разгадать.

материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 2 за 2019 год

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.2056405527740306&type=1&l=dde6692803

фотографии Михаила Гутермана

спектакль "ХХ век. Бал", авторы либретто Алла Сигалова, Константин Эрнст, режиссер-постановщик Алла Сигалова, продюсер Константин Эрнст, костюмы - Александр Васильев, Мария Данилова, художник по свету Оскар Паулиньш

 

 

 

 

«ХХ век. Бал»

Отражения памяти в двух частях с прологом, музыкой и танцевальными этюдами. 

 Премьера: 5, 6, 30 и 31 декабря, Основная сцена

Режиссер Алла Сигалова представляет на Основной сцене Московского Художественного театра им. А.П. Чехова новый спектакль «ХХ век. Бал». В этом спектакле переплетаются  музыка и литература, история и воспоминания. Алла Сигалова и Константин Эрнст придумали спектакль, который строится на их собственных впечатлениях  и воспоминаниях  о событиях ХХ века.

Алла Сигалова: «Поскольку сегодня мы уже чуть отодвинулись от ХХ века, хочется к нему возвращаться, его переосмысливать, вспоминать. Вспоминать те образы, которыми мы жили в ушедшем веке. Впечатлений, конечно, много, нужно было выбирать и сделать очень концентрированную историю, не растекаясь по древу. Этот спектакль – оммаж, жест любви и уважения тем людям, той музыке, тому времени».

 

Инсценировка воспоминаний - Алла Сигалова, Константин Эрнст

Режиссёр-постановщик - Алла Сигалова

Художник - Николай Симонов

Художники по костюмам - Александр ВасильевМария Данилова

Художник по свету - Оскарс Паулиньш

Саунд-дизайн - Яна Лобахина, Илья Елисеев

Продюсер - Константин Эрнст

В спектакле участвуют: Алексей Агапов, Армэн Арушанян, Алексей Варущенко, Павел Ващилин, Кирилл Власов, Ольга Воронина, Яна Гладких, Ульяна Глушкова, Александр Горбатов, Иван Дергачёв, Агния Дитковските, Антон Ефремов, Надежда Жарычева, Валерий Зазулин, Мария Зорина, Валентина Иванова, Надежда Калеганова, Никита Карпинский, Алексей Кирсанов, Юлия Ковалёва, Светлана Колпакова, Кузьма Котрелёв, Алексей Краснёнков, Владимир Кузнецов, Татьяна Кузнецова, Антон Лобан, Владимир Любимцев, Ясмина Омерович, Николай Пантюхин, Ирина Пегова, Маруся Пестунова, Евгений Раев, Николай Сальников, Анастасия Скорик, Мария Сокольская, Дмитрий Сумин, Вероника Тимофеева, Кирилл Трубецкой, Даниил Феофанов, Павел Филиппов, Дмитрий Чеблаков, Наташа Швец, Софья Эрнст

Продолжительность: 2 часа с антрактом

Возрастное ограничение 18+

 фото Екатерины Цветковой

 

Офелия не умеет плавать

Пьесу о вечных человеческих проблемах взаимонепонимания поставила в МХТ режиссер Марина Брусникина, давно признанный знаток современной драмы. Молодой драматург Юлия Тупикина написала семейно-бытовую  драму «Офелия боится воды», черпая вдохновение не только в своем окружении, но и в трагедии «Гамлет», замахнувшись «на Вильяма нашего Шекспира».  Ее герои носят имена, созвучные  великой трагедии: Гера – Гертруда (Наталья Тенякова), Лия – Офелия (Дарья Юрская), Лора – Лаэрт (Наталья Рогожкина). Своего сына Георгия (Олег Тополянский) Гера-Гертруда в периоды кратковременного «ухода» в великую литературу кличет несчастным Гамлетом, а внука Ваню (Павел Филиппов) мнит нерожденным сыном Офелии и Гамлета.

Наталья Тенякова, в последние годы нечасто радующая театралов выходами на сцену, с удовольствием играет Геру Даниловну - главу непутевого семейства, невозмутимую возмутительницу спокойствия. Она - величавая и смешная, строгая и расслабленная, третирует всех, но понимает каждого в самый экстремальный для него момент. Актриса не пытается ничего играть, произносит свои реплики порой чересчур небрежно, но образ ее героини с первых минут появления становится самым колоритным и незабываемым.

Постановочная и актерская команда в спектакле подобралась дружная, и в зрительном зале ощущается, насколько им явно комфортно вместе. Сценическое пространство  художник Нана Абдрашитова оформила  эффектно и просто: несколько видавших виды металлических пляжных кабинок для переодевания, навевающих совершенно конкретные воспоминания, одновременно служат: складом для реквизита, домашними шкафами,  стенами больничной палаты и пр.… Мебель в доме прозрачная, точно призрачная - ни тепла, ни уюта. Шум вечного моря в паузах между сценами напоминает о тщетности сиюминутного бытия...

Героиня Натальи Теняковой в этой призрачной атмосфере чувствует себя уверенно, изощренно мороча голову своим ближайшим родственникам, а заодно, и зрителям: то она - старуха с явными признаками деменции, то вдруг - королева в феерическом наряде из бархатной шторы, расшитой бусинами, обставляя свой выход не хуже примадонны академического  театра…. 

Гера почитает Михаила Лозинского - лучшего переводчика Шекспира,  и все домочадцы в курсе, что его портрет украшает бабушкину  спальню, но… оказывается, портрет – вовсе не переводчика, а ее любимого человека, который и есть настоящий отец Георгия. «Гамлет, сынок, плесни мне вина в кубок!», - наигранно восклицает Гертруда, погружаясь в трагедию и ожидая ответной реакции, но Георгий-Гамлет ничего, кроме раздражения, чувствовать не в состоянии. Он – кардиохирург, «простой труженик скальпеля». У него масса нерешенных проблем - демонстративные измены  жены, нездоровая  атмосфера в доме, трудности на работе и футболка с  надписью "to be or not to be». Не находя в себе силы противостоять реальности, он периодически уходит в запой. Георгий когда-то сам изменял жене, бумеранг вернулся – семейные узы на грани развала.

Метания Лии (Дарья Юрская) понятны - как бы ей действительно не сойти с ума: муж пьет, сын дерзко позволяет себе вмешиваться в ее личную жизнь, а Гертруда называет невестку безумной Офелией. Лия тает, худеет до прозрачности, не находя нигде покоя: нет любви в этом домашнем «холодном Эльсиноре», но нет защиты и вне него.

Сестра Офелии Лора – психолог. Героиня Натальи Рогожкиной живет, точно в лихорадке, нервическом ознобе, ее, пожалуй, жалеешь больше других. Она так устала помогать неудачникам, выслушивая их стенания с утра до вечера, и ничем не может помочь родным. Лора  давно сама нуждается в помощи. Незамужняя и бездетная, она мечтает о семейных отношениях, завидуя сестре, которая их не ценит.

Шекспировскому Лаэрту пришлось отомстить Гамлету за свою Офелию, тупикинская Лора -Лаэрт  к Гамлету явно испытывает более нежные чувства, чем к сестре.  Взаимная тяга Георгия и Лоры вполне понятна, но бесперспективна.

Второе действие пьесы построено на исповедях – монологах в больничной палате Геры. Считая маму, свекровь и бабушку невменяемой, родственники по очереди откровенничают у кровати больной, облегчая собственную душу. Все это длится так долго, что зритель начинает искоса поглядывать на часы. Трагикомедия о «водобоязненной» Офелии превращается в банальное тягучее повествование, объясняющее то, что и так понятно.

Комедия кончилась,  трагедия не успела набрать высоту, финал же растворился в шуме морского прибоя, в котором, вероятно, утонула Офелия, которая так и не научилась плавать потому, что боится воды...

Спектакль, утолив театральный голод, оставил сложное послевкусие, которое требует какого-то времени на осмысление…

 

материал опубликован в журнале "Театральный мир" № 12 за 2018 год https://www.facebook.com/media/set/

спектакль Офелия боится воды, МХТ, режиссер Марина Брусникина, Наталья Тенякова, Дарья Юрская, Наталья Рогожкина, Олег Тополянский

http://www.mxat.ru/performance/small-stage/ofelia/

фотографии Галины Фесенко