Театр им. Вахтангова: официальный сайт.

СТАТЬИ О СПЕКТАКЛЯХ И ИНТЕРВЬЮ:

1. спектакль Гроза
2. спектакль Питер Пэн
3. спектакль Мужчины и Женщины
4. спектакль Кармен
5. спектакль Анна Каренина
6. интервью с директором театра Кириллом Кроком
7. интервью с Евгением Князевым
8. Людмила Максакова о своей маме
9. интервью с Евгенией Крегжде
10. спектакль НАШ КЛАСС. История в 14 уроках
11. спектакль Эдип
12. Открытие сезона 2017/18
13.спектакль "Сергеев и городок"
14.спектакль "Бовари"
15. спектакль "ПЛЯСКА СМЕРТИ" - итальянцы в Театре им. Вахтангова

16. спектакль "Идиот" - Анжелики Холиной и ее театра танца «a|ch»

https://mnenieguru.ru/index.php/zametki/555-spektakl-idiot-teatr-tantsa-anzheliki-kholinoj

17. спектакль "Фальшивая нота" https://mnenieguru.ru/index.php/spektakli/23-teatr-im-vakhtangova/570-spektakl-falshivaya-nota-teatr-im-vakhtangova

18. спектакль "Дневник Анны Франк" https://www.mnenieguru.ru/index.php/spektakli/23-teatr-im-vakhtangova/590-spektakl-dnevnik-anny-frank-teatr-im-vakhtangova

 

 


 

Мы помним: рукописи не горят

 «Дневник Анны Франк» - спектакль - не про Холокост и не про войну, хотя они виновны в этой трагической истории. Спектакль, отныне идущий на Симоновской сцене Театра им. Вахтангова - не про страх и смерть, хотя героям этой истории очень страшно, в финале почти все погибают. Он - про жизнь и любовь. Режиссер Екатерина Симонова и художественный руководитель постановки Римас Туминас создали спектакль о людях -  хороших и разных, главное, живых.

В этом году Анне Франк исполнилось бы 90 лет. Она могла бы еще спокойно жить и писать замечательные книги, но талантливой девочке суждено было  остаться в вечности автором одной, зато чрезвычайно  знаменитой книги. «Дневник Анны Франк» переведен на шестьдесят языков мира. Этот пронзительный художественный документ повествует о том, как восемь человек умудрились прожить незамеченными в заколоченной мансарде два года, пока их не арестовали. О том, как замкнутое пространство испытывает  людей на прочность, как беспокойство и смятение сменяет противный до липкости липкий страх, а доброжелательство чередуется с раздражением, как у кого-то в трудных условиях проявляется любовь и забота, а у кого-то жалость к себе,  недоверие и эгоизм.  Не зря психологи тщательно готовят  космические и пр. экипажи, испытывая людей на совместимость.

У Отто Франка, отца Анны (Олег Форостенко) не было выбора. Надо было спасать свою семью и семью господина Ван Даана (Рубен Симонов), который до этого помог Франку, сбежавшему от немцев, устроиться в Голландии. Кто же знал, что гитлеровское безумие накроет и благополучную Голландию. Самоотверженная голландка Мил Гиз (Наталья Масич) в течение двух лет прятала в бывшей конторе господина Франка не только  две названных семьи, но и некоего господина Дуссела (Владислав Демченко), лишь с приходом фашистов узнавшего, что он – еврей, обязанный отныне носить желтую звезду.

«Для меня это был страшный удар. Я всю жизнь прожил в Голландии, родился здесь и считал себя голландцем…». Дуссел, не соблюдая  национальных традиций, с удивлением, возможно, впервые присутствует на празднике Хануки, который отмечают Франки и Ван Дааны.  Быть наказанным за национальность или веру – невыносимо дико. «Мы никогда не делаем ничего противозаконного…», - Госпожа Франк, мама Анны (Вера Новикова) даже в условиях вынужденного затворничества пытается поддерживать порядок - соблюдать законы государства, предавшего своих граждан. Когда затаившиеся люди сменяют обувь на беззвучные шерстяные носки, невольно вспоминаются железные сандалии и туфли – страшный памятник сотням убитых на берегу Дуная евреев. Голландских евреев, как и немецких, забирают из собственных домов и увозят в лагеря смерти. А восемь временно спасенных человек продолжают жить, на что-то/кого-то надеясь.

 Интеллигентный господин Франк старается приободрить своих загрустивших дочек: ну и что ж, что нельзя целыми днями разговаривать  и выходить на улицу, зато можно не разучивать утомительные гаммы и надевать  ненавистные калоши. Но с каждым днем разным характерам и темпераментам уживаться в тесноте становится все сложнее, к тому же,  мучают ночные кошмары и дневной голод, страшное предчувствие неизвестности.

Госпожа Франк, неустанно беспокоясь о здоровье мужа и детей, все недомогания берет на себя. А еще, ей приходится нервничать из-за госпожи Ван Даан (Мария Шастина), которую раздражает собственный муж, зато очень интересует Отто Франк. Семейные ссоры Ван Даанов удивляют  сестер: Марго (Ася Домская) и Анна Франк (Мария Риваль) таких отношений никогда не видели.

Чудесные девочки, чья счастливая жизнь так рано оборвалась. Скромная  прилежная труженица Марго, неуемная шкодливая, но добрая и ласковая Анна прожили за два года целую жизнь: испытали первую любовь (Питер, сын Ван Даанов – Константин Белошапка), первый смертельный ужас, когда их укрытие чуть не обнаружил вор, научились смирению и терпению к чужим странностям.

Сложней всего было Анне смириться с эгоизмом зануды Дуссела (Владислав Демченко), человека, привыкшего к одиночеству, которому невыносимо делить личное пространство с другими, особенно, детьми.  Дуссел похож на беспокойного рыжего таракана, уверенного в своей неприкосновенности.

Каждый герой этого спектакля – уникален. Каждый артист с помощью режиссера подобрал ключ к своему персонажу, открыл его индивидуальность. Сценография и костюмы Владимира Круглова – предельно точно помогают создать каждый образ, увидеть его историю.  Аутентичные вещи, мелкие детали, вплоть до украшений, очков и причесок придают всему необходимую правдивость, а музыка Фаустаса Латенаса привносит такой объем и глубину, что полуторачасовое действие становится почти эпическим.

В этой постановке сложился один из самых прекрасных и дружных актерских ансамблей, который я когда-либо видела, но не могу не отметить главную героиню. Актрисе Марии Риваль легко представляет, как тринадцатилетнюю  шаловливую непоседу, папину любимицу, так и притихшую, лирически настроенную пятнадцатилетнюю девушку. В героиню Марии Риваль невозможно не влюбиться, что и делает увлеченным и оживленным замкнутого и угрюмого поначалу Питера (Константин Белошапка).

Благодаря удивительному жизнелюбию талантливой Анны Франк и самоотверженной любви ее отца, посвятившего свою оставшуюся жизнь «Дневнику», мир узнал об этом небольшом, в масштабах Катастрофы, но таком важном,  в человеческом плане, эпизоде. Герои дневника навсегда остались для нас живыми людьми. Мы же помним: рукописи не горят.

спектакль театра Вахтангова "Дневник Анны Франк", режиссер Екатерина Симонова, художественный руководитель постановки Римас Туминас, музыка Фаустаса Латенаса, художник Владимир Круглов, артисты: Мария Риваль, Наталья Масич, Вера Новикова, Мария Шастина, Ася Домская, Рубен Симонов, Олег Форостенко, Владислав Демченко, Константин Белошапка

фото: Михаил Гутерман

Спектакль «Фальшивая нота» по пьесе современного французского драматурга Дидье Карона в театре имени Евгения Вахтангова начинается с музыки. Публике еще не раз предстоит поразиться значению каждой ноты в партитуре спектакля режиссера Римаса Туминаса, композитора Фаустаса Латенаса и художника Адомаса Яцовскиса. Пьесу "Фальшивая нота" художественному руководителю Театра имени Евгения Вахтангова принес художественный руководитель Театра Эстрады Геннадий Хазанов. В его театре поднимать такие серьезные темы рискованно: зрители, настроенные исключительно на развлечение, могут их не воспринять. В театре Римаса Туминаса думающие зрители готовы идти за любимым театром вперед и ввысь – и в драму, и в трагедию, и в тихое безмолвие.

Артист Геннадий Хазанов на чужой территории показал себя своим. Крошечными мазками, не используя откровенно кричащих цветов, он нарисовал своего героя цельным и противоречивым, несчастным и смешным, совершенно живым. Артист Алексей Гуськов повел свою партию крупно, размашисто, утрированно, наотмашь, задав публичную порку своему персонажу, а затем, по-человечески пожалев его. В пьесе всего два героя: всемирно известный дирижер Ганс Миллер (Алексей Гуськов) и его назойливый поклонник по фамилии Леон Динкель (Геннадий Хазанов). Напряженно звучит невидимый оркестр (пустые стулья с пюпитрами без музыкантов вознесены над сценой, эта метафора художника становится понятной позже), надменно принимает бурные аплодисменты и крики «Браво» дирижер Миллер.

Дирижер «женевской филармонии» недоволен игрой музыкантов и грозится в следующий раз убить первую скрипку за своевольную игру. После долгой прелюдии этот недовольный и усталый человек пытается расслабиться в своей гримерке: ему нужно время, чтобы, наконец, покинуть филармонию и отужинать дома с семьей, но покой маэстро несколько раз нарушает застенчивый незнакомец. Действие разворачивается неторопливо, тем неожиданней становится продолжение. Зритель расслабленно и с удовольствием следит за игрой двух известных артистов, как за игрой высококлассных игроков в большой теннис. Два мастера перебрасываются репликами, словно посылают друг другу изощренные подачи, которые мастерски отбивают. Игра Геннадия Хазанова в первой части, пока действие наполнено ироническими сюрпризами, кажется легче и привычней, но от трагических поворотов судьбы его маленького героя сердце сжимается сильней. Его Динкель является на глаза знаменитости то горячим и благодарным поклонником его музыкального мастерства, с поклонами вымаливающим автограф для жены, то полусумасшедшим фанатом, заставляющим позировать для фото. Незначительная встреча принимает серьезный оборот. Зал замирает, ловя со сцены каждый шорох, боясь упустить детали. Игра и жизнь человеческая поставлены на край пропасти. Успешная биография дирижера-перфекциониста оказывается фальшивкой, а режущая слух «Маленькая серенада» Моцарта в исполнении стеснительного поклонника превращает того в грозного судью, вершащего свою справедливую и беспощадную месть.

                                                                            

Поднятая тема такова, что в финале публика должна была облиться жгучими слезами, но этого не случилось: в зале было сухо, до получения катарсиса не хватило какой-то малости, хотя впечатление от спектакля осталось большое. Не стоит, полагаю, до конца раскрывать будущим зрителям все тайны хитросплетенного сюжета. Скажу только: «Идите и смотрите!» Сколько бы лет ни прошло, люди должны помнить, что под страшным небом Аушвица под веселую музыку Моцарта весело дымили печи. Ни одна фальшивая нота не стоит человеческой жизни, и только муки совести - одно из самых важных отличий  человека от животного.

Государственный Академический Театр имени Евгения Вахтангова Дидье Карон «Фальшивая нота» Постановка – Римас Туминас Режиссер - Алексей Кузнецов Сценография – Адомас Яцовскис Костюмы – Максим Обрезков Композитор – Фаустас Латенас Перевод – Ирина Прохорова Александр Браиловский. В ролях: Геннадий Хазанов и Алексей Гуськов

Фото: Валерий Мясников

рецензия опубликована в журнале "Театральный мир" № 1 за 2019 год https://www.facebook.com/media/set/?set=a.2014845511896308&type=1&l=766739e7e4

 ВЕРНУТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

Омский Государственный Академический театр драмы в октябре 2018 года привез в Москву несколько спектаклей, которые были представлены публике на большой сцене Театра им. Евгения Вахтангова. Эти два академических театра дружат еще со времен Великой Отечественной войны, когда коллектив Вахтанговского театра из Москвы был эвакуирован в Омск и свои спектакли играл на сцене Театра Омской драмы. Вот уже много лет между театрами существует прекрасная традиция обменных гастролей, способствующих поддержанию взаимного интереса театральной публики. Новый спектакль «Время секонд хэнд» (премьера в Омске состоялась в июне этого года) по документальной прозе Светланы Алексиевич открыл гастрольную программу. В зале — аншлаг: собрались омичи, ныне проживающие в Москве, самые заядлые московские театралы и почти весь цвет театральной критики. Множество человеческих историй собрала в своей книге «Время секонд хэнд» лауреат Нобелевской Премии писатель Светлана Алексиевич.

В центре постановки режиссера Дмитрия Егорова — судьбы простых людей. Через их монологи постепенно складывается пестрая картина нашей общей истории – истории современной России. Многоликому, многонациональному, многоконфессиональному народу как можно бережней надо относиться к общему прошлому, сколь бы болезненным и противоречивым оно ни было. Это крайне важно для общего мира. Театр вслед за писателем максимально честно предоставил слово россиянам самых разных убеждений. В советское время существовало понятие «единый народ». Люди были готовы на подвиги и лишения, лишь бы коллективно строить коммунизм. Советское общество и социалистический строй, незыблемые и вечные, рассыпались, как карточный домик.

В конце двадцатого века советские люди, так и не дожили до обещанного «построения коммунизма в отдельно взятой стране», зато обнаружили обман на обмане. Театр, не навязывая конкретную позицию, предельно тактично ведет разговор со зрителем. И зрители постепенно превращаются из свидетелей в соучастников, осознавая, что современная Россия, не стала бы такой без личного участия каждого гражданина. Этот документальный материал особенно переживается людьми старшего поколения. Молодежи он должен помочь осмыслить самое важное, чтобы не превратиться в «Иванов, родства не помнящих» — людей, которых новая революционная власть насильно приводила к общему знаменателю, перечеркивая родственные связи, стирая память о прошлом, лишая корней. Каких духовных монстров плодила советская власть, мы сознаем только сейчас, а тогда, воспитанные на героических книгах Аркадия Гайдара и Николая Островского, все восторгались военными лозунгами, родителями, посылающими детей под танки, пионерами-героями, комсомольцами, отдавшими жизни Родине-матери, ставшей для них важнее собственных матерей.

Советский фанатизм ничем не отличался от фанатизма любого рода, потому что умереть за чужую идею, оказашуюся потом фальшивой, также никчемно, как завоевывать чужие территории в интересах абстрактного государства. Властью обладают конкретные люди, от них зависят судьбы граждан. Обещания, лозунги – пустой звук. Никита Сергеевич Хрущев обещал, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», Борис Николаевич Ельцин клялся, что ляжет на рельсы, если допустит снижение уровня жизни народа. Ельцин не лег, а лег старый беспартийный защитник Брестской крепости…от стыда за государственное руководство. Вульгарно, даже подло звучит в исполнении нарядной нарумяненной Надежды Кадышевой и ее лощеных музыкантов яростная песня Виктора Цоя «Перемен! Мы ждем перемен!». Спектакль забирает не сразу, но умело выстроенная драматургия увеличивает накал.

Можно оспаривать то, чему не был свидетелем, но то, как сегодня разгоняют мирные демонстрации, не видел только слепой. И страшно, что не утихает Гражданская война, на которой ни за что погибли «комиссары в пыльных шлемах». «Люди-люди! Порождение крокодилов!» — утверждал один классик. Другой позже пожимал плечами: «Люди как люди… только квартирный вопрос их испортил…» Никогда не поздно задать самому себе вопрос: «Ради чего?» Никогда не поздно вернуться к своему человеческому…

Спектакль «Время секонд хэнд» по документальной прозе Светланы Алексиевич в постановке Дмитрия Егорова. Артисты: Наталья Василиади и Валерия Прокоп, Александр Гончарук и Татьяна Филоненко, Марина Бабошина, Ирина Герасимова, Всеволод Гриневский, Элеонора Кремель, Иван Маленьких, Николай Михалевский, Екатерина Потапова, Ольга Солдатова, Олег Теплоухов. Художник спектакля – Константин Соловьев. Режиссер мультимедиа – Наталья Наумова. Композитор — Настасья Хрущева.

Фото предоставлены Омским Государственным академическим театром драмы

материал опубликован в журнале "Театральный мир" №11 за 2018 год